Практика конструктивных запретов и ограничений

Ночью мне приснился кошмарный сон. Я стал маленьким ребёнком. Меня окружали взрослые, которые постоянно мне всё запрещали. Я пытался исследовать мир и натыкался на большое «НЕЛЬЗЯ». Тогда я решил немного помочь им (взрослым), но мне ничего не разрешали. Нож, который, я взял, чтобы порезать салат с криком вырвали у меня из рук. От плиты почему-то тоже отогнали. Но настоящий ужас я пережил, когда попытался включить телевизор в розетку. Всё было нельзя в этом сне. И самое ужасное, что им (взрослым) можно было все. Я тщетно силился понять причины такой несправедливости. Меня охватывали два чувства одновременно. Я страшно злился на взрослых: «Ну почему им всё можно?» С другой стороны меня мучили вопросы: «Почему, всё то, что им можно нельзя мне? Может со мной что-то не в порядке?»

Запреты и ограничения – необходимые атрибуты воспитания. Они помогают родителям заботиться о безопасности жизни и здоровья ребенка, а ребенку освоить морально-нравственные ценности (что такое хорошо и что такое плохо). К сожалению, запреты, кроме неоспоримой пользы, приносят массу вреда! Они способствуют расширению пропасти непонимания между детьми и родителями и препятствуют развитию личности ребенка, загоняя его в трясину низкой самооценки и неуверенности в своих силах.

Как же это происходит? Начнем с того, что на пути своего развития ребенок очень часто сталкивается со словом «НЕЛЬЗЯ». Взрослым трудно оценить масштабы этого явления, так как произносят это слово автоматически, машинально, а это, как и все привычное, не замечается (мало осознается). При этом им, как правило, понятно, почему они запрещают то или иное поведение своим детям (заботятся о безопасности или формируют культурно-нравственные ценности).

Детям же наоборот, абсолютно непонятно, почему запрещается делать что-либо. Ситуацию усугубляет тот факт, что дети прекрасно осознают - многое из того, что им делать нельзя, взрослым не только разрешается, более того, за это им еще и «Спасибо!» говорят. Например, 3-х летняя девочка хочет помочь маме сварить суп, но мама пытается отстранить ее от плиты, зная, какую опасность таит в себе кастрюля с кипятком. При этом маме не только можно варить суп, но она за это получает похвалу, поцелуй в щёчку и массу других «поглаживаний» от папы. Не удивительно, что ребенок, будучи от природы любознательным, пытается исследовать причины такой «несправедливости». Иногда ребенок задает вопрос: «Почему так происходит?», но редко взрослые в состоянии объяснить эту ситуацию адекватно детскому восприятию и пониманию. В подобных случаях дети чаще замыкаются в себе, загоняя проблему внутрь.

Если же взрослые не считают нужным объяснить ребенку причину того или иного запрета, или говорят ребенку на уровне, недоступном его пониманию. Незамедлительно малыш реагирует на ситуацию и может сделать выводы самостоятельно. Попробуем встать на место ребенка и рассмотреть знакомую ситуацию с приготовлением пищи с точки зрения 3-4 летней девочки. «Мама готовит еду и ее за это хвалит папа, а мне нельзя и меня ругают, когда я хочу помочь» - так может описать ребенок ситуацию для себя. Далее следуют выводы, правда, пока не на уровне осмысления, а на уровне эмоционального переживания. Если перевести эти чувства на язык взрослого человека, то мы получим примерно следующие убеждения:

1. Они (взрослые) – плохие, сами делают, а мне не дают.

2. Они это делают, а мне нельзя – что-то со мной не в порядке (я плохой).

Таковы 2 крайние полярные линии оценки ребенком ситуации запрета. И каждая из них имеет свои негативные последствия для развития его личности.

В первом случае ребенок учится занимать внешнеобвиняющую позицию. Он испытывает чувство обиды или агрессии и направляет их вовне. Не всегда, правда, он осмеливается проявить эти чувства по отношению к взрослым (особенно агрессию) и тогда он проецирует их на других детей, животных или, в лучшем случае, на окружающие его предметы (игрушки, одежду…).

Во втором случае ребенок переносит вину за развитие ситуации на себя, привыкая к самоуничижению. Это приводит к формированию низкой самооценки, а, следовательно, к низкому уровню притязаний, уходу от социальной активности, привычке находиться в ситуации неуспеха.

Иными словами, ребенок хотел испытать радость открытий, а получил отрицательные эмоции. Ребенок как бы говорит самому себе: «В следующий раз я не буду лезть и помогать. Опять будут ругать». Он складывает ручки и затихает. Подобное поведение родители, в свою очередь, могут расценить как очень позитивное, например, как проявление хорошего поведения. Если за пассивную, бездеятельную позицию ребенок заработает похвалу, то подобное поведение быстро закрепится.

Ребенок может оказаться в некоем подобии «кокона», сплетенного из запретов и ограничений, но выстеленным изнутри мягкой перинкой из похвалы и принятия.

И вот представьте, что будет, если сидеть внутри такого кокона ему понравится. С одной стороны, он будет в безопасности и под полным контролем, и это хорошо. А вот действительно плохо то, что ребенок, взрослея, будет подсознательно избегать всего того, что находится снаружи этого кокона, в зоне риска и непредсказуемости. А во внешней области как раз и находятся все прелести жизни. Это любовь, признание, дружба, личностный и профессиональный рост, материальное благополучие и все то, что наполняет смыслом жизнь человека. Но чтобы всего этого достигнуть, необходимо презреть кокон и броситься в пучину опасности, которые таит в себе внешняя среда. Несмотря на все трудности, а вернее, благодаря им, развиваются познавательные, исследовательские, творческие способности ребенка, а главное, потребность в познании всего нового и необычного. Потребность эта берет свое начало из врожденной любознательности, а в дальнейшем превращается в учебную мотивацию. Среда, наполняющая кокон изнутри, губительна для всего этого! Но все же иллюзия внутренней безопасности и стабильности не выпускает многих людей за пределы оболочки кокона. Да, там, снаружи, им что-то нравится и они этого хотят, но неизвестность все же пугает. И родители принимают гамлетовский выбор: «Мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться!»

Итак, проблема сформулирована. Переходим к ответу на вопрос: «Что делать?», а вернее «КАК делать?», чтобы избежать такого плачевного развития личности ребенка. Предлагаю использовать практику Конструктивных запретов, т.е. принятие ограничений, которые направлены на выработку альтернатив. Такие запреты не сужают выбор ребенка, а наоборот, расширяют его. Для того, чтобы развернуть данную стратегию, необходимо действовать по трем направлениям:
1. Профилактическое.
2. Развитие взаимопонимания с ребенком.
3. Использование эффективных психологических приемов.

Начнем с профилактических мер.
Вовремя предпринятые, профилактические меры часто позволяют начисто забыть о некоторых запретах, потому как запрещать становится нечего. Иногда родителям (особенно маленьких детей) достаточно внимательно посмотреть по сторонам, оценив обстановку с точки зрения безопасности. Передвинув мебель и сняв временно ручки с дверок шкафов, поставив запирающуюся калитку на лестницу (в частном доме), можно предупредить аварийные ситуации.
Рассмотрим профилактический подход на примере розеток, которые действительно заслуживают внимания по причине их потенциально смертельной опасности. Интересен взгляд на размещение электрооб орудования с позиции принципов организации Монтессори-среды. Обычно розетки располагаются низко от пола, а выключатели, напротив, высоко. В итоге ребенок может дотянуться до розетки, когда только начнет ходить, а вот самостоятельно включить свет в туалете он не сможет еще долгие годы. На лицо благодатная почва для развития чувства собственной беспомощности. Монтессори- специалисты предлагают просто поменять местами розетки и выключатели. В этом случае проблема решается сама собой. До розеток дети не дотягиваются, а вот включить самостоятельно свет, пожалуйста. Как в таких условиях ребенку не почувствовать себя самостоятельной личностью?

Теперь случай из личного опыта. Мой ребенок, когда учился ходить, все время бился головой об углы кухонного стола. Наши пожелания сыну быть более обходительным, в смысле обходить углы, оказались неубедительными. Проблема была решена минуты за три. Я взял электро-лобзик и закруглил эти выдающиеся части столешницы, использовав в качестве лекала большую тарелку.

Развитие взаимопонимания с ребенком.
Как уже упоминалось выше, запреты и ограничения способствуют расширению пропасти непонимания между детьми и родителями. Взрослые чаще не утруждают себя объяснениями причин тех или иных ограничений, которые они накладывают на ребенка. Иногда они отвечают на детские вопросы «Почему нельзя?» как-то очень по-взрослому. Либо оперируют языком причинно-следственных связей, либо используют множество абстрактных понятий («опасность», «смерть», «позор», название симптомов и многое из того, что ребенок не сможет изучить, связав со своим чувственным опытом, т.е. так, как он умеет и хочет делать). Разговаривая с ребенком на языке логики, взрослые не задумываются о том простом факте, что детям недоступен этот язык в полной мере, они только начинают его осваивать.

Представьте, что Вам необходимо поговорить с иностранцем, языком которого Вы не владеете. Наверное, Вы используете следующие стратегии:
• начнете говорить с ним на его языке, используя помощь посредников (словарь, переводчик), но все-таки на его языке;
• используете невербальные средства общения (язык жестов, эмоций).
Для этого необходимо отказаться от использования в объяснении абстракций, терминов.

В качестве практического упражнения попробуйте объяснить ребенку (можно воображаемому) то, что найденный им во дворе использованный шприц представляет реальную опасность не только его здоровью, но и жизни. При этом на время объяснения лучше забыть такие абстракции, как «смерть», «заразно», ВИЧ-инфекция, СПИД. Только не забывайте главное правило - объяснить непонятное можно только с помощью понятного, того, что уже было в чувственном опыте ребенка.

Итак, объясняем ребенку на языке, доступном его пониманию и уровню развития. Существует масса способов сделать это:
• Совсем маленькие дети прекрасно понимают язык жестов, мимики, интонации, эмоциональных проявлений. Например, годовалому ребенку лучше мимикой и жестами передать всю мощь опасности, которая скрывает в себе таже розетка, чем объяснять, что там ТОК сидит (ТОК – направленный поток ионов);
• Дети познают окружающий мир непосредственно, через органы чувств, поэтому объяснения должны сопровождаться ощущениями. Например, если мы хотим научить ребенка опасаться горячего, можно дать ему потрогать сначала теплую воду, потом горячее, потом еще горячее. Если мы используем в речи абстрактные понятия, они должны сопровождаться информацией, которую ребенок сможет воспринять через чувственный опыт (увидеть, услышать, потрогать, понюхать или попробовать на вкус);
• Нельзя недооценивать язык сказки, метафоры, иносказания. Маленькие дети прекрасно понимают этот язык. Придумайте сказки, которые иллюстрируют негативные последствия тех запретов и ограничений, которые вы используете по отношению к своему ребенку. Идеальный вариант – если ребенок станет вашим соавтором, это поможет ему рассмотреть ситуацию с разных сторон и научит делать собственные выводы;
• Общаясь с ребенком, необходимо учитывать возрастные особенности его развития. Часто приходится видеть примерно такой сюжет: на улице стоит ребенок 2-3 лет и заливается слезами. Рядом стоит мама, пытаясь его успокоить. Существуют несколько стереотипных вариантов подобных попыток, но всех их объединяет то, что все они оказываются безуспешны. Рассмотрим подробнее наиболее часто встречающиеся:

Пример №1.
Родитель пытается воздействовать с помощью убеждений (например, доказывать ребёнку, что он уже достаточно большой и может контролировать свои эмоции, либо что так сильно плакать вредно). Несмотря на логичность доводов эффект от таких поучений нулевой. А связано это всего лишь с тем, что мышление ребенка в этом возрасте – наглядно-действенное, мама же может смело похвастаться развитым логическим мышлением. Если учесть, что существуют всего три уровня мышления, которые развиваются от простого к сложному (наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-логическое), то ребенку остаётся или «перепрыгнуть с нижней ступеньки на верхнюю», или просто не понять, чего же от него хотят. Не удивительно, что малыш выбирает самый легкий, а вернее, реальный путь.

Пример №2. Мама пытается пристыдить малыша, «надавить на совесть» или аппелировать к его самооценке – тоже безрезультатно. Опять не учитывается простой факт. Только к 3-м годам у ребенка начинает формироваться «Я-концепция» - система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит своё взаимодействие с другими людьми и относится к себе (самооценка).

Ситуация разрешилась эффективно, если бы родитель в данной ситуации обратился к тем способностям ребенка, которые в этом возрасте достаточно развиты и значимы для ребенка, например, непроизвольное внимание. Практика показывает, что самый эффективный приём в вышеописанной ситуации – это переключение внимания. Я, когда вижу такую ситуацию на улице, проделываю такой эксперимент. Подхожу к плачущему ребенку, приседаю (пристройка к росту – это важно) и очень экспрессивно говорю: «Смотри, смотри, зайчик побежал!» Сам при этом внимательно смотрю на ближайшие кустики. Ребенок забывает то, что послужило поводом для его расстройства и перестает плакать. Я не веду счет таким экспериментам, но пока результативность – 100%.
Тема «Общение с ребенком» неисчерпаема потому, что способность эффективно общаться и при этом получать радость не только от результатов, но и от самого процесса общения – это искусство, для овладения которым необходимо не только знание законов коммуникации, но и конкретных приемов эффективного общения.

© Губарев Игорь Николаевич

Друзья, спасибо за перепост в социальных сетях! А вот кнопочки:)

Вы можете оставить комментарий, задать вопрос автору или поделиться своими идеями, заполнив эту форму:

Можно вымышленное
* заполнять НЕ обязательно Будет доступен только автору сайта, необходим только в том случае, если Вы хотите получить ответ на своё сообщение
image description
 
  • 21.12.2011 Павел Базырин
    Интересная статья! Но вот пытался представить, но так и не нашел решения... как объяснить ребенку , например 3-х лет, (не просто отобрать шприц, а объяснить) "что найденный им во дворе использованный шприц представляет реальную опасность"?
  • 10.12.2009 Игорь Губарев - фотограф, автор этой статьи
    Наверное, я хороший КОНЦЕНТРИРОВАННЫЙ папа. К сожалению, могу посвящать своим детям времени намного меньше, чем мне хотелось бы. Увы…
  • 03.12.2009 Наталья
    Вы наверно хороший папа! :)
Индекс цитирования  Яндекс.Метрика     Рейтинг@Mail.ru  
Карта фотогалерей